Pracujesz na umowie śmieciowej? Możemy pomóc!

Польша: Эксплуатация на "Рош"
  • notice: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/html/includes/unicode.inc on line 311.
  • notice: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/html/includes/unicode.inc on line 311.
  • notice: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /var/www/html/includes/unicode.inc on line 311.

Об антирабочей практике компаний на примере польского филиала мультинационального концерна "Рош" в интервью редактору сайта Lewica24.pl рассказал бывший работник фирмы Якуб Жачек, профсоюзный и социальный активист.

Вопрос: Сколько времени длилось твое приключение с "Рош"? Как ты нашел работу: по рекомендации, по конкурсу, по объявлению?

Ответ: В "Рош" я проработал около 2 лет. О работе в "Рош" я узнал из объявления о наборе разработчиков веб-интерфейса. Предложение прислал мне знакомый. Предложение касалось работы в офисе компании "Рош". После начала работы оказалось, что формально я должен буду подписать договор с третьей компанией по предоставлению услуг. Позже я понял, что эта третья компания - чисто номинальная (подставная), но не было никакого способа миновать этого посредника.

Вопрос: Почему ты говоришь о подставных лицах? Что ты подразумеваешь под этим словом?

Ответ: Из ситуации ясно вытекало, что роль посредника ограничивается подписанием документов. Команды поступали только от компании "Рош", с которой я был в фактических трудовых отношениях. Хотя формально эта третья компания поручала мне работу для своего клиента - "Рош", субподрядчик понятия не имел о моей повседневной работе, и, более того, его это вообще не интересовало.

Фактически, я работал в офисе "Рош" в часы, установленные "Рош", на оборудовании, принадлежащем "Рош", и выполнял приказы сотрудников компании "Рош". Такого рода отношения, в соответствии с Трудовым кодексом, называются трудовыми отношениями.

Вопрос: Сколько человек связаны с такого рода отношениями?

Ответ: В этой же компании трудилось несколько десятков человек, а в других, аналогичных по роду деятельности, - в районе нескольких сотен.

Вопрос: Все в Варшаве?

Ответ: В Варшаве может быть около 200 человек, хотя я не знаю точного числа. Вторая группа занятых таких странным образом работала в Познани.

Вопрос: Как ты о них узнал?

Ответ: Я работал с частью из них в одной команде, встречал их на совещаниях в рабочее время. Об этом говорили все.

Вопрос: И какие работы ты выполнял для "Рош"?

Ответ: Моя работа заключалась в создании и выправлении веб-страниц с описанием продукции компании "Рош". Как веб-программист, я создавал коды JavaScript и CSS.

Вопрос: А что делали другие, нанятые таким образом?

Ответ: Другие занимались программированием и обслуживанием десятков различных внутренних и внешних приложений для "Рош". Польша является чем-то вроде центра информационных технологий для этой глобальной корпорации.

Вопрос: Мы говорим о периоде до "антикризисного закона", который отменил обязанность зачисления работника в штат после третьего временного контракта, не так ли?

Ответ: Мы говорим о 2009-2011 годах. Однако за все время действиятрудовых отношений с работниками, нанятыми через компании-посредников,"Рош" не признавал того факта, что люди, выполняющие работу в ее офисах и работающие под непосредственным руководством компании, по сути,являются ее сотрудниками. Юристы компании советовали работодателям пытаться обойти существующие законы, независимо от срока действия антикризисного закона.

Вопрос: Как ты думаешь, сколько "Рош" "экономит" на одном таком сотруднике?

Ответ: Наверняка можно сказать, что таким образом на работника перекладываются такие связанные с трудоустройством расходы, как взносы в фонды страхования, расходы на отпуск и по больничному, компенсация за увольнение и т. д. Речь идет о
значительных суммах. Но на самом деле, это должна проверять какая-то внешняя инспекция, потому что сотрудники не имеют доступа к такой информации.

Вопрос: Для тебя вопрос о форме занятости важен. Но почему другие так редко говорят о таких вещах?

Ответ: Многие другие сотрудники ощущали нестабильную занятость как угрозу для себя, что негативно сказывалось на их здоровье и на отношениях в коллективе. Тем не менее, они не чувствуют себя в силах что-то сделать, зная, что в любой момент их могут уволить, по прихоти отдела кадров. Многие работники также не совсем разбираются, какими правами они обладают. Когда я начинал свое дело в суде, все мне говорили: "сделать ничего нельзя, они слишком сильны, слишком хорошо все продумывают". Но оказывается, что нет. Что большая адвокатская контора (Рачковский), cпециализирующаяся на трудовом праве, например, пилагает огромные усилия, чтобы опровергнуть обвинения, выдвинутые в иске, и вынуждена прибегать к малоубедительным аргументам.

Вопрос: Ты связывался с Государственной инспекцией по труду?

Ответ: Государственная инспекция по труду не рассматривает случаи, при которых работники не охвачены трудовым договором. Таким образом, обращение в инспекцию будет возможно только после доказательства существования трудовых отношений, к чему я и стремлюсь в моем иске.

Вопрос: Ты возбудил против "Рош" процесс о признании трудовых отношений, и "Рош" предлагает тебе сделку на сравнительно выгодных, как я понимаю, условиях. Почему бы не принять их предложение? В конце концов, такое соглашение было бы чем-то вроде признания вины...?

Ответ: Да, если бы компания чувствовала, что иск является необоснованным, она не стала бы предлагать мирового соглашения. Я решил, однако, что компания не должна откупиться за такую незначительную для нее сумму, потому что тогда не было бы никакой мотивации для изменения ею своего поведения по отношению к другим сотрудникам. я не исключаю возможности урегулирования, но хочу повлиять на существующую в Польше судебную практику относительно признания трудовых отношений. Я не слышал, чтобы кто-то раньше пытался определить трудовые отношения, когда вопрос касался компании-посредника при трудоустройстве. Мне ведь предстоит фиксировать трудовые отношения с "Рош", а не с посредником. Это важно также потому, что другие
сотрудники, благодаря этому, могут поверить, что такое возможно, и последуют моему примеру.

Вопрос: В настоящее время процесс продолжается. Как польские суды по трудовым спорам ведут такие процессы?

Ответ: Процесс длится очень долго, уже год. Конечно, реорганизация судов не поможет. Тем не менее, я должен признать, что судьи в Суде по трудовым отношениям очень компетентные и хорошо понимают положение работников.

Вопрос: Как ты думаешь, возможность объединения работников по контракту в организации трудящихся помогла бы людям в подобной ситуации?

Ответ: Временные работники по закону имеют право на объединение в профсоюзы. Сложнее с профсоюзной защитой от увольнения, так как в случае с временными работниками по сути дела работодателю легко сказать, что он просто не прдлевает срок занятости. То есть, речь идет о том, как эффективнее защищать свои права в суде, что является более сложным. Однако не стоит забывать, что и работники, занятые на постоянной основе и являющиеся членами профсоюзной комиссии, могут быть незаконно уволены, и так происходит очень часто. Я кое-что знаю об этом, потому что такое случилось со мной у предыдущего работодателя - в корпорации Lionbridge. Тогда я хотел подать в суд за незаконное увольнение, но профсоюзная структура была разрушена.

Тем не менее, ничто не мешает организоваться в низовые, даже в неформальные структуры солидарности. Мы стремимся действовать таким образом в рамках Союза синдикалистов Польши (ZSP). Мы поддерживаем работников, ситуация которых, казалось бы, безнадежна с юридической точки зрения. Но при хорошо проведенной международной кампании поддержки можно добиться многого. Транснациональные корпорации очень чувствительны к такого рода действиям.

Вопрос: Как ты думаешь, каковы масштабы такого рода практики в стране в целом? Это делает только "Рош" или гораздо большее число компаний?

Ответ: Польша является европейским лидером в области "мусорных" контрактов. Даже нет достоверной статистики по этой теме, и обычно не учитываются работники, работающих в рамках фиктивной самозанятости. Есть очень разные оценки этого явления. В последнее время о масштабах явления полемизировала Gazeta Wyborcza.

Вопрос: Прямо сейчас правительство пытается ввести постоянный вариант антикризисного закона в Трудовой кодекс. Как ты это оцениваешь?

Ответ: Правительство непрерывно любезничает с работодателями, никак не компенсируя трудящимся ограничения их прав. Это путь в никуда, потому что работники, которые не имеют постоянной работы на достойном уровне, не в состоянии планировать свои расходы, ограничивают их до минимума, что приводит к лавинообразной реакции в экономике в целом. Таким образом, это самоубийственная и крайне недальновидная политика.

Мы должны стремиться к достойным условиям труда и к стабильности занятости для рабочего класса. Капиталисты заботиться об этом не будут, потому что это противоречит их близоруким интересам. А без достойной зарплаты не может быть и речи о выходе из смертельной спирали, разрушающей экономику.

Перевод: КРАС-М.А.Т.

http://www.zsp.net.pl/moja-przygoda-z-roche